Стихи, посвещенные труженикам тыла

В.Уруков

Валентин Уруков Братчанин Валентин Алексеевич Уруков на фронте не воевал, был в ту пору слишком молод. Но ero детское восприятие войны чувствуется в этих по-настоящему поэтических строчках, неброских, негромких, зато убедительных и правдивых. Они как бы наполняют глубокий сибирский тыл ощущением всенародного бедствия и неизменной верой в Победу.

	БЫЛОЕ
Обочь проселочного тракта
У полувысохших берёз
Людьми забытый старый трактор
Тяжелой глыбой в землю врос.

За пашней, вздыбленной бугристо,
Сияет золотом стерня,
А дядю Тиму - тракториста
Снесла на кладбище родня.

И председатель тётя Даша
Сказала у могилы речь:
- Был Тимофей - надёжа наша,
Да не сумели уберечь.

Вот уж беда! На фронте кабы,
Как мой иль, Аграфена, твой...
Кто ж нам пахать-то станет, бабы?
Самим придётся - вой, не вой.

И бабы, серые от горя,
К своей нужде пошли домой.
А полоса на косогоре
Чернела траурной каймой.

А у проселочного тракта,
Где лист берёзовый слинял,
Военных лет трудяга-трактор
Как скорбный памятник стоял.

И от деревни было видно
Его за целую версту.
И было мне до слёз обидно,
Что так я медленно расту.
   В РАЙОННОМ ЦЕНТРЕ

В районном центре, как на дачах,
В нём тридцать тысяч с небольшим,
Где вечерами лай собачий
Значительней, чем гул машин.

А мне он нравится - районный
Пристанционный городок,
Слегка зелёный, пропылённый
И подновлённый начуток.

Я вижу женщин в огороде
И наблюдаю у "Саян",
Как в мини-парке пары бродят
Или танцуют под баян.

Мальцы гоняют на мопедах
Без остановки взад-вперёд,
А старички в потёртых кедах
На брёвнах курят у ворот.

Девчонка с сумкой почтальонной
Идёт по улице на край...
Как будто здесь и впрямь районный,
Уединённый тихий рай.

Но вывод делать не спешите.
Наш городок живёт не зря:
Всмотритесь как районный житель
Идёт Седьмого Ноября.

Как он идёт на День Победы-
Рабочий, воин и герой,
Все радости его и беды
Влились и в марш, и в этот строй.

Не об оркестрах и колоннах
Я повести хотел бы речь,-
Для нас, в страну свою влюблённых,
Закон - традиции беречь.

И вы - хотите ль, не хотите,-
Но если вышли на парад,
Вниманье сразу обратите
На блеск и множество наград.

Идут седые ветераны,
Идут ударники труда-
Кто хлеб растит, кто движет краны,
Чьи руки водят поезда.

Они идут! И несть числа им-
Наградам в праздничном строю,
И видно сразу, чем мы славим
Свой город, Родину свою.

Они идут! Знамёна вьются
Светлы, как трудовая честь.
Награды даром не даются,
А их - смотри - не перечесть.

Идут! Смешались поколенья
Из дедов, внуков и сынов,
Где на такое населенье
Увидишь столько орденов?!

О, как уверенно несёшь ты
Свою судьбу в своем руке,
Рабочий люд! Хотя живёшь ты
В сибирском тихом городке.

Да, это в нашей жизни было,
Но потускнел он - блеск наград,
Теперь года влачу уныло
И даже празднику не рад.

СОРОКОВЫЕ
Не по рассказам вас я знаю,
Как житель города иной,
Брусника, ягода лесная,
И запах сосен смоляной.

Там, за околицею, волки
Зимою выли на луну,
Но были тульские двустволки
В деревне редкостью в войну.

Видали крайняя избёнка
Да равнодушная луна
Как волки съели жеребёнка,
Отбив его от табуна.

В глухих трущобах обитая
На деревенскую беду,
Гуляла вольно волчья стая
В том сорок... памятном году

И шёл крестьянский харч на убыль,
Как ветер сквозь худой плетень,
И ничего не стоил рубль
Как и колхозный трудодень.

Росли кровавые мозоли
На детской слабенькой руке,
В рубашке больше было соли,
Чем в потребиловском ларьке.

И проходил по сердцу шваброй
Тот неумолчный бабий крик,
Когда бумажку "Смерью храбрых..."
Вносил в избу почтарь-старик.

А почтальона звали Титом
И, откровенно говоря,
Вся ребятня была сердита
В тот год на деда-почтаря.


Он, к нашим каверзам готовый,
Нёс терпеливо тяжкий крест-
Кричали матери и вдовы,
Невесты плакали окрест.

Что больше - отдано иль взято?-
Крутой прослеживая путь,
Твержу себе: в две тыщи пятом
Сороковые не забудь!

Далее